Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

hawaii

летняя ночь III

блядь, дорогая, почему это так, зачем?
я каждый раз схожу по тебе с ума.
я видел чудо и в этом чуде черт
твоих сумма превысила матема

тическую вероятность в тысячи раз.
было понятно, что это не уберечь,
я постоянно пытался скорее рас
статься с тобой, чтоб ни разу
больше ни встреч,

ни звонков, ни тем, ни этих дурацких пауз,
а потом срывался и сразу, каюсь,
шил реальность
из будто случайных каверз,
чтоб заманить на вечер
тебя к себе…

помнишь – нам вместе здорово залипалось...
и мне, казалось, каюсь,
что вечный хаос
мне намекает, мол, подожди покамест
и свет небес

прольется на нас с внезапностью и нахальством.
и ты здесь
останешься.
наконец.

Ты и осталась. смеющаяся такая...
подмигивая, гримасничая, лукавя,
вся улыбаясь тысяче фотокамер
(солнечно,
словно бы
лично
мне)
тупо листаю их,
скалюсь, тебя зеркаля
там,
далеко,
поздно ночью,
в долине,
на самом дне.
hawaii

летняя ночь II

Щ.

я должен тебе признаться что я там был
среди свечей, гардин, дорогих картин,
повешенных от пола до потолка,
бутылки клико, эфесы сабель и шпаг
и платья такие
что пульса гопак
в висках
радует тебя дурака
и перед дуэлью ты видишь будущие века

ты видишь вагон, где муторный полигон,
вдруг обернулся воем и гулом бомб.
и вспышки разрывов несли с собой боль и ком
в горле по всем, кто
не смог
добраться домой
живой
и пистолеты с кремниевым замком
там кажутся рождественской мишурой

и перед тем как умчаться кверху сгустком огней
я был там где нравы проще, а быт сложней
я складывал очаги из сырых камней
охотился на оленей и ел коней
ведь в пищу племени
годилась любая дичь,
а не только та
что изысканней
и нежней

и вечером у костра пожилой шаман
мне улыбаясь чашу передавал
и ветру, который спускался с соседних скал,
смеясь морщинками радостно подпевал

и говорил – забудь и имя и возраст,
родные забудь места,
и то кем ты стал
и то, кем стремился стать,
весь капитал забудь свой,
забудь цвета
килта
и стяга
гербовых орлов оскал
есть только образ света,
отблеск костра
которым ты был
и которым ты снова стал.

твой срок пройдет и начнется твой новый срок
своих имен ты сменишь три сотни строк,
толпы пройдут на восток, чтобы лечь в песок
орды с востока приедут зарыться в мох
самих языков ты сменишь – тысячи языков.

и через века Он будет тебя вести,
хотя примеряет себе триста
имен и лиц
попробую сотри его,
сожги за собой мосты,
но он внутри,
он всегда у тебя под кожей,

и лики икон, небылицы твоих столиц,
и мир и покой и блицкриги отдельных лиц
все длится и делится и дальше будет делиться
и твоя жизнь
и царствие Его тоже.
hawaii

ну чо, летняя ночь

в кротовьем загоне. остальные уже привыкли.
киркой махать по три дня, поднимая вихри
активности, в которой все и потонут
но выбив угля, руды и алмазов тонны
с учетом того,
что активность не иллюзорна
так может продолжаться полвека добрых.

а ты типа вышел такой поглядеть за ними -
пришлось забуриться в почву и литров пыли
понаглотаться, но правильно, как учили:
и сплевывая и промывая рот,
и только в минуты когда снимал респиратор,
ты понимал что то, чему они рады,
взаправду зовется просто большой зарплатой,
всей радости жизни – просто большой живот.

ну и конечно вопрос был задан – что делать дальше,
срываться с почвы, и в кроны ветвей, как вальдшнеп
силки порвав, селиться не на ла-манше,
а на туманном горном, скажем, лох-нессе,
и в гости гонять друг к другу
и кельтских песен,
носить
и ещё
кое-что
по-чудесней
и интересней?

или повесится?
или дожить до пенсии?

но слава богу то, что поинтересней
уже заносили как-то мои ровесники.
hawaii

депеша

человек вообще не очень приятное существо
слава богу, относительно скоро
от него не остаётся вообще ничего
кроме волос, костей и прочего сора

человек не способен залить себя в капсулу времени
и переместиться на миллионы парсек
и поэтому намерения завоевать пол вселенной
у него нет,
в отличии от всех тех
кто себе формой жизни выбрал более текучие вещества
и уже немало поработил и завоевал.

человек не умеет слышать эфир – он настроен только на колебания
воздуха и в вакууме оказывается лишен возможности
осознавания и понимания,
окружающего, растворяется, словно бы в серной ванне,
теряя
с живыми сородичами всякую схожесть,
расплывается.
впрочем в вакууме он и дышать не может.

сознание его - рудимент от более ранних видов наземных -
мешает ему, делая его зависимым от оценок,
сделанных им самим или другими особями его стаи
из-за чего он непрестанно в паническом состоянии

мы уже сообщали совету галактик о попытках освоения человеком
пространства.
и выхода на связь с нами.
но это связь
прервалась 302 человечьих века
назад...
и вот недавно они заново залетали!!
точнее, стали выкидывать на орбиту консервы
заполненные
своим мясом,
они называют это «покорять» вселенную
(и у них по смелости это приравнивается к демонстрации гениталий),
хоть всё это по-прежнему
есть преодоление
притяжения планеты малыми массами.

теперь о странном. не смотря на отсутствие зоны мозга
отвечающей за телепатию,
некоторые из их особей,
сумели наших диспетчеров сильно заколебать,
вмешиваясь в важные конференции
не будучи в состоянии сообщить что-либо полезное
и даже назвать себя и представиться,
они причитают, и эти странные причитания,
содержат просьбу об их спасении,
хотя как их спасти, если они разлагаются
быстрее чем прилетают…

Сейчас мы работаем над решением,
как очистить эфир от нежелательной информации,
хотя им осталось не так уж и много времени –
судя по всему они хотят подорваться
на устройствах, которые они специально построили,
чтобы в их популяции регулярно появлялись особи,
которых можно было бы называть «героями»,
однако в этот раз,
согласно нашим расчетам,
популяция сократится втрое
и еще долго не будет высовываться в пространство,
ведь, как сказано выше, состоят они из мяса и крови
и разлагаются прежде, чем успевают хоть что-то
достаточно
выстроено
запомнить
о мироустройстве.
hawaii

(no subject)

«Летаеть невѣжа чернымъ ворономъ... Берегись ты (говорит мать Добрыни) отъ невѣжи - черна ворона!» — стр.84

« Говорил Добрыня сын Никитич: „Наказывал братец мне назваиный (приезжавший к нему Алеша Попович): Если лучится быть тебе на пиру во Киеве, Ты возьмн мое платье скоморошское, И гусельки возьми мои яровчлты В новой горенке все на столике"...
И в этой былине Добрыня, придя на княжеский пир, Натягивал тетивочки шелковые На тые струночки золоченые, Учал по стрункам похаживать, Учал он голосом поваживать, Играет-то он в Царе-граде, А на выигрыш берет все в Киеве... »
— стр.79

«Не златая трубочка вострубила,
Не серебряна саповочка возыграла —
Воспроговорил сам батюшка Владимир-князь,
Воскричал да громкие голосом:
„Гой вы. слуги мои, слуги верные!
Наливайте-ка вы чару зелена вина,
Наливайте чару пива пьяного,
Наливайте чару меду сладкого,
Слейте все три чары во единую,
Подносите чару добру молодцу,
Молодцу Добрынюшке Никитичу

Принимал ее Добрыня единой рукой,
Выпивал ее Никитич единым духом,
Сам Владимира на том поздравствовал.
     И спроговорил Владимир стольно-киевский
    „Ай же ты, Добрынюшка Никитич млад,
А бери-ка ты гусёлышки яровчаты,
Поподёрни-ка во струнки золочёные,
По yныльному сыграй нам, по умильному,
Во другой сыграй да по весёлому".
     Как берет Добрыня во белы руки
     Те звончатые гусёлышки яровчаты,
Поподернет да во струнки золочёные,
Заиграет стих еврейский по уныльному,
По уныльному да по умильному

Во пиру все призадумались,
Призадумались да позаслушалнсь.
Заиграл Добрыня по весёлому,
Игрище завел от Ерусолима
Игрище другое от Царя-града,
Третие от стольна града Киева —
Во пиру привел всех на веселие.
Как Владимиру игра та показалася... »



цитируется по Финдейзен Н.Ф., "Очерки по истории музыки России". Том 1, стр.78

hawaii

(no subject)

Моя к тебе любовь - печальный мамонт.
Точнее мамонтёнок, потерявший
свою большую меховую маму.
И песенки слагающий об этом.
Collapse )
hawaii

сентябрь - пора есть устриц

вы не поверите, когда-то я писал стихи, но потом встретил одну девушку и бросил.
однако в преддверии того дня, когда у каждого русского человека независимо от возраста слабеют поджилки и перехватывает дыхание от ощущения какого-то невыполненного обещания, я выкопал нечто тематическое.
простите свойственный мне оптимизм.

Collapse )

с наступающим сентябрём, дорогие друзья.
hawaii

Русскую книгу - иностранцу

Я давно вынашиваю идею проекта "Подари иностранцу русскую книгу"

Много хороших книг переведены на английский, немецкий, испанский, французский. Пелевин, Набоков, Булгаков. Не говоря уже о классике. Я например столько раз дарил Булгакова (пытался и Пелевина, но переводов днем с огнем не найдешь в магазинах (хотя они точно есть)).

Смысл проекта - выбираешь те книги которые любишь и хочешь подарить, указываешь язык перевода. Вводишь адреса иностранных друзей, оплачиваешь книги. Все.

Кстати сказать, если вообще выбирать проекты, которые смогли бы оживить интерес к русской культуре - то этот основной.

P.S. (тоже самое можно сделать про русское кино).

Всвязи с этим - опрос - какую русскую книгу(книги) вы желали бы подарить вашим иностранным друзьям?
hawaii

(no subject)

так жаль что ты не видишь как я живу, какие здесь запахи и огоньки свечей, как снег ночами прячет в себя москву, как солнце утром делает мир светлей.

какой на плазме вертится шар земной, втекает музыка всех уголков земли, какое здесь по бокалам я лью вино, как режу здесь по утрам ароматный бри.

какой бывает душистый китайский чай, какие звезды мерцают над головой, как наша дочь играет здесь хохоча, теряясь в шторах, сшитых твоей рукой.

как от сансары теперь этот дом далек, хоть до нирваны ему, конечно, века, как я ночами короткий свой трачу срок, мучаясь штилями русского языка.

какая здесь разлилась сейчас благодать, какие мысли несуться средь облаков, какие люди приходят со мной болтать, про инкарнации и имена богов.

какой здесь завораживающий уют, какой божественный курится фимиам, ты знаешь, если бы ты оказалась тут, ты никогда бы больше не оказалась там.